Главная
О партии
Вступить в Партию
Народное ТВ
Фотогалерея
Аналитика
Книги
Новости
Контакты
Партия Мира и Единства » Аналитика » Соединенных Штатов Европы не будет!

Соединенных Штатов Европы не будет!

То и дело слышишь: «Ну, распадутся Испания и Великобритания, и чего? В Евросоюзе прибавится стран-членов. Зато начнется движение к качественно новому объединению – СШЕ, Соединенным Штатам Европы».

Издевательски ухмыльнусь в ответ. Никаких СШЕ в итоге развала ряда национальных еврогосударств не ждите. Движения к чему-то высшему через регресс не бывает. Если начался откат в неофеодализм и новую раздробленность, то это – надолго. То, что мы наблюдаем, есть крах социального государства (государства всеобщего соцобеспечения) на Западе, последствие гибели СССР. Я это давно предсказывал.

ПСИХИЧЕСКАЯ ПАНДЕМИЯ СЕПАРАТИЗМА

Сепаратизм становится психической пандемией. Что там возможное отпадение Каталонии и Страны Басков от Испании! Что там – намечающееся отделение Шотландии! Уже и в уютной Чехии бродят настроения на отделение Моравии. Мало им раздела Чехословакии на Чехию и Словакию в 1991-м, теперь вот моравы хотят независимости. Немцы, тем часом, готовятся к наступлению эры тотального распада европейских стран. Явно рассчитывая сохранить единство Германии, фрицы скупают промышленность на землях бывшей Чехословакии (немецкие верхи явно понимают бредовость «постиндустриализма»), тайно печатают новые марки (подготовка к развалу еврозоны) и наверняка проектируют свою империю-Миттельойропу. Сепаратизм становится бедствием, и чтобы понять, до чего он может докатиться, нужно доставать средневековые карты – изучать то, какие микроскопические княжества и отдельные города были тогда. Какие еще властители «трех мхов и шести мостов» возникнут в бывшей Европе.

Думаю, либеральные «мыслители» сейчас в шоке. Разваливаться стали не империи (что либеральным ослам вроде как понятно), а национальные государства, почитавшиеся ими моноэтничными. А вот это ставит либералов в тупик. Но таков уж кризис капитализма – он и нации демонтирует.

При этом понятно, что никакой сытой и счастливой жизни сепаратизм не принесет: мы это по истории гибели СССР проходили, причем на своей шкуре. Будет запущен механизм тотального регресса. Но миллионы рядовых быдляков-европейцев, бытовых сепаратистов и участников «демонстраций за отделение», этого не понимают. Ибо – сие мое глубокое убеждение – белое западное население за минувшие 30 лет окончательно превратилось в постиндустриальных недоумков. Деиндустриализация привела к отсыханию мозгов. Можно говорит о массовом идиотизме как нынешней движущей силе истории.

Не вижу силы, которая могла бы заставить нынешних дебильных европейцев создать единую армию, единые министерства финансов, промышленности, путей сообщения и т.д. Такая сила в последний раз была – до 1943 года, пока русские не сломали ей хребет под Сталинградом и Курском.

Ну, а тот сепаратизм, что творится нынче, имеет главную причину – крах европейского социального государства всеобщего благосостояния, чего я лично ждал, начиная с осени 2008-го.

КАТАЛОНИЯ КАК ТИПИЧНЫЙ ПРИМЕР

С началом Великого смутокризиса в 2008-м было ясно, что европейским государствам придется пойти на крайне шоковые меры, чтобы хоть как-то сдержать рост государственных долгов и снова сделать выгодным создание промышленности на своих землях. Ибо иначе только проценты по долгам сожрут бюджеты, а остатки всего производительного утекут в китайские пределы. Между тем, европейцы привыкли к реалиям социального государства: к высоким пенсиям, высоким зарплатам и щедрым соцпакетам. Так уже есть люди, вторым поколением живущие на государственные пособия.

Чтобы избежать краха своих финансов и социальных систем, чтобы снова обрести какие-то источники реальных доходов казны (промышленность), европейцам нужно сделать две крайне неприятные вещи. Первое – радикально урезать социальные обязательства своих государств, сняв бремя тяжелой социальщины и с бюджета, и с предприятий. Второе – вообще снизить реальные доходы рядовых европейцев и опустить их уровень жизни поближе к китайскому, дабы рабочая сила в Европе была хоть как-то конкурентоспособна. Чтобы фабрики и заводы Старого света могли снизить издержки на рабочую силу и могли продавать свою продукцию, конкурируя с дешевыми китайскими товарами.

Однако могут ли серенькие, зависящие от голосов электората, европолитики пойти на такое? Ведь это же – политическая смерть. На ближайших выборах электорат их прокатит, не желая затягивать пояса и отказываться от сладкой жизни (пенсий, пособий, соцпакетов). Потому урезание социальных завоеваний европейцев началось втихую. В Испании – характерный пример процесса. Страну, доведенную до грани краха, возглавляет Рахой. Он начинает вводить меры государственной экономии, не решаясь показать электоральному стаду полный замысел: демонтаж социального государства. Но массы обывателей, чувствуя ухудшение своего положения и сталкиваясь с огромной (25%) безработицей, начинают яриться, обращая свой гнев против власти. А какая власть ближе всего к избирателям? Правильно – не центральная (в Мадриде, Риме, Париже и т.д.), а региональная. Провинциальная. В Барселоне, если говорить о данном случае.

И вот, пока в Мадриде стали экономить бюджет, региональные власти, боясь столкнуться со взрывами массового возмущения, начинают сохранять социальное государство на уровне провинций. Как? Раздувая долги региональных бюджетов, занимая все больше и больше, тратя намного более, чем собирается в казну. И вот, пока рост госдолга на федеральном (общегосударственном) уровне замедляется, на уровне провинций (регионов, штатов) госдолг продолжает чудовищно распухать. И настает момент, когда регионы, сталкиваясь с перспективой краха своих бюджетов и дефолтов провинциального масштаба, начинают откалываться. Отделяться - в отчаянной попытке ничего не платить центру и кое-как продлить существование социального государства на своей самостийной территории.

В Каталонии случилось именно это. Сталкиваясь с политикой бюджетной экономии центра и пытаясь из последних сил сохранить помощь тучам безработных и никогда не работавшей молодежи, спасая систему содержания многочисленных стариков (испанцы малодетны) и соцпакеты работающих, 7,5-миллионная Каталония наделала (помимо общеиспанских) и своих долгов на 40 миллиардов евро. А теперь, оказавшись на грани краха, хочет отделиться и продлить социальный рай за счет прекращения платежей в общеиспанский бюджет. Понятное дело, что и «независимая» Каталония долго не протянет: и там придется идти на шоковую терапию. Вполне возможно, и Каталония в силу тех же причин потом начнет дробиться, как готова уже разделяться нынешняя Чехия. Никакое членство в Евросоюзе здесь не поможет. Но массы и политиканы об этом стараются не думать, живя по принципу: «Умри ты сегодня, а я – завтра». Издержки либеральной демократии, знаете ли!

Мой вывод: каталонский сепаратизм и весьма вероятный развал Испании – последствия краха социального государства европейского типа. Поэтому сепаратизм и развал грозят не только Испании, но и другим европейским странам.

Но отчего возникло социальное европейское государство, которое рушится сейчас с такими последствиями? Почему его вообще европейцы создали? От дурости? Или в силу действительно уважительных причин?

СОВРЕМЕННАЯ «СОЦИАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ» ЕВРОПА РОДИЛАСЬ БЛАГОДАРЯ СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ

Обычно говорят: «Да и не надо было создавать социально ориентированного государства, начиная с первой трети ХХ века! Нельзя было предавать идеалы капитализма, обременяя бизнес тяжелыми налогами на обеспечение «социалки»! Именно это и довело современный Запад до краха. То ли дело было в самом начале ХХ века: бизнес платил максимум 15% с прибыли, не было никаких пенсий и социальных пособий, шло бурное развитие. Давайте вернемся на сто лет назад и покончим с остатками дурного социализма!»

А вы задумывались, почему европейские политики в ХХ веке пошли на «социализм», на все эти обременения частного предпринимательства? Зачем они создали мощные системы перераспределения прибылей? Они что, тогда с ума сошли? Нет! Они пошли на сие потому, что не хотели попасть на вилы. Потому, что на границах Европы возник заразительный пример: Советский Союз. Первое в мире социальное государство. И у него к 1930-м годам была тьма поклонников в Европе, которые вполне могли стать создателями совнаркомов, советов и ЧеКа в европейских странах. Если бы Европа не пошла на социал-демократический эксперимент и на создание государств всеобщего собеса, она была бы захвачена коммунистами и СССР уже в 1940-х годах. Через серию революций. Ибо рядовые европейцы в первой половине ХХ столетия жили, в общем, небогато. А жители периферийных стран Европы – еще беднее, и им следование примеру русских не казалось чем-то страшным. Знаете, как жили в той же Испании накануне Первой мировой?

Вот как описывает Андалузию 1910 года Игнасио Идальго де Сиснерос, тогда еще будущий командующий ВВС Испанской республики: «Повсюду нам попадались бедные крестьянские хижины, в которых взрослые и дети спали на мешках с соломой прямо в одежде. Раз в неделю крестьяне приходили в Утреру или имение хозяина и выпрашивали «менестра», то есть немного продуктов на похлебку из фасоли или картофеля с небольшим количеством жира. Но основной их пищей был хлеб с асейте – оливковым маслом. Я не думаю, чтобы рабы жили хуже, чем поденщики в поместьях Кордовы. У наших арендаторов в Канильясе или батраков в Сидамоне жизнь была тоже несладкой, но по сравнению с андалузскими крестьянами их можно считать богачами…» (де Сиснерос. «Меняю курс» - Москва, Издательство политической литературы, 1967 г., с. 43)

Когда я перечитывал эти с детства знакомые строки, то вспомнил строки сообщений из Испании 2012 года, из той же Андалузии. «Сепаратизм приобретает экстремистские формы и в Андалусии, на юге Испании. Помимо прославления «великой андалузской нации», радикалы, подстрекаемые социалистами и обанкротившимися чиновниками, захватывают земельные участки, грабят банки и магазины. Федерико Хименес Лосантос подтверждает, что региональные власти попустительствуют радикалам, не принимая против них надлежащих мер. Оживились сепаратистские настроения на Канарских островах, в Валенсии и Арагоне, хотя, по признанию экспертов, там они не находят особой поддержки у населения…» http://www.nr2.ru/economy/404555.html

А вот испанская армия 1918 года по мемуарам Сиснероса: «Впечатление о необычайной бедности первых рекрутов в казармах Мелильи навсегда сохранилось у меня в памяти. Они располагались в ротах по группам, почти все грязные, небритые, одетые в старые вельветовые брюки, рубашки и альпаргаты (парусиновую обувь на веревочной подошве. Более молодые казались нищими рахитиками, с лицами испуганными или идиотскими. И это не преувеличение. В то время большую часть новобранцев составляли крестьяне, меньшую – рабочие; они не могли заплатить полторы тысячи песет, чтобы освободиться от военной службы. Сельские батраки большинства испанских провинций одевались плохо, питались скудно, никогда не выезжали из своих деревень.

…Бедная одежда – это нищета, рахит – питание впроголодь, а страх, удивление и отупение – результат резкого изменения условий жизни.

…Никогда раньше я не представлял, что могут происходить такие, например, вещи: в казармах имелись современные уборные, но вскоре они оказались забитыми камнями. Их привели в порядок, а через несколько дней повторилась та же история. Выяснилось, что солдаты из крестьян, отправляя свои естественные надобности, вместо бумаги использовали камни, как делали это на протяжении всей своей жизни, и бросали их в отхожее место. Или другой случай, свидетельствующий о необыкновенной отсталости деревни. Одному из рекрутов я поручил отправить по почте письмо и дал пятнадцать сантимов на марку. Он опустил письмо и деньги в почтовый ящик…»

И это – Европа! Простые люди жили в ней бедно, массами рвались в более богатую Америку. Быт итальянских крестьян немногим отличался от жизни испанцев: в Италии батраки кушали апельсины с солью и хлебом, мяса не видя месяцами. Причем реалии эти не шибко изменились к 1930-м: ведь сказались и лишения Первой мировой, и Великая депрессия. Помню, как в 1998-м году наш гид в Голландии, поизмывавшись над советской пропагандой, говорившей о тяжелой жизни европейских рабочих, потом сказал серьезно: «Пропаганда СССР была права по отношению к тому, как мы жили до Второй мировой…» Да и немцы в Веймарской республике не шиковали – почитайте Ремарка. Лифчики из кальсон тогдашним дамам Германии тоже приходилось шить. И брюквой питаться.

Таким образом, «золотая эпоха» капитализма с ее низкими налогами на бизнес порождала нищету и бедность народа. А бедным европейцам «ужасы СССР» казались совсем не ужасами, а шансом на лучшую жизнь, красная революция – представлялась возможностью выбиться наверх и перерезать глотки ненавистным помещикам, фабрикантам и попам. Только идиот может считать, будто коммунисты в Европе были сплошь евреями. И против франкистов в Испании 1936-1939 гг. дрались не одни евреи, а вот такие вчерашние батраки и рабочие, что описаны в мемуарах Сиснероса. Среди европейских бедных проповедь Ленина находила благодатную аудиторию. Да и национал-социалисты с фашистами тоже пришли к власти под вполне левыми (в экономике) лозунгами, осуществляя потом вполне социалистическую программу.

Получив под бок СССР, получив приход к власти национал-социалистов, европейские элиты были просто вынуждены вводить в своих странах социал-демократические системы, то самое государство всеобщего благоденствия – с высокими налогами на бизнес, сильными профсоюзами, запредельно высокими зарплатами и щедрыми соцпакетами. Ибо тем самым евпрокапиталисты спасали собственную задницу. Лучше было отдать часть богатств, чтобы не лишиться всего. Так что та благостная социальная Европа недавнего прошлого, что так прельщала воображение глупых «совков», возникла благодаря факту существования Советского Союза.

Как только погиб СССР, стало неотвратимо умирать и социальное государство в Европе. Только европейские придурки-электорат, посчитав государство социал-демократического типа чем-то неизменным и вечным, этого не поняли. Ну, а теперешний крах государств всеобщего собеса чреват вакханалией сепаратизма и тотальным регрессом, а никак не созданием Соединенных Штатов Европы. Потому Каталония и распад Испании – это только начало грандиозной трагедии Европы. Трагедии краха института «социальное государство».

 САМОУБИЙСТВО ЕВРОПЫ

С 1980 года Европа совершила медленное, но верное самоубийство. Она сделала все, чтобы обанкротиться и придти к нынешнему финалу.

Первое – она прекратила рожать детей, обрекая свои страны на старение и крах системы собеса. Она сделала своим идеалом стареющих пидаров (лесби), естественно – бездетных, ничего толком не умеющих, деградирующих умственно потребителей.

Второе – перешла к «освобождению капитализма» и деиндустриализации с выводом промышленности в Азию.

Вся система европейского государства всеобщего благоденствия стояла на том, что люди будут оставлять после себя по два-три ребенка (на семью). То есть, будущих новых работников, которые потом смогут содержать своих престарелых родителей, трудясь и платя налоги (взносы в соцфонды). Но и это не все: всеобщий собес предполагал, что в Европе всегда будет работать промышленность, дающая хорошо оплачиваемую работу сотням миллионов человек. Именно промышленность: потому что сфера услуг вторична.

Европейские элиты не только уничтожили рождаемость своих белых народов, но и стали выводить индустрию из ЕС. Это сразу же подорвало доходы бюджета и заставило залезать в государственные долги. Более того, стремясь проводить либерализацию экономики и одновременно сохранять государство всеобщего собеса (чтобы нравиться электорату), идиоты-европолитики одновременно снижали налоги на корпорации и продолжали при этом политику больших социальных затрат! Такой политики хватило чуть более, чем на четверть века: пока не раздулись чудовищные пузыри госдолгов, пока не сбежала из Европы основная масса реального сектора. И настал нынешний капец, выхода из коего у европолитиков попросту нет. Теперь кризис переходит в фазу развала белых национальных государств.

Оглядываясь назад, видишь: у европейцев в конце 1970-х и в начале восьмидесятых было лишь два возможных выхода. Первый – вводить полный социализм советского типа, где все обеспечены работой, а тунеядство считается преступлением. Второй – создавать у себя фашистский строй с массированной поддержкой рождаемости и сильными элементами плановой экономики. (Как подвариант: строить в Европе систему, похожую на ту, что создал в Сингапуре диктатор Ли Куан Ю – никакого государства всеобщего собеса, все самоотверженно трудятся, все за деньги – но по льготным ценам и в рассрочку от диктаторского государства со смешанной экономикой и сильным государственным «дирижерством»). Причем во всех этих вариантах – никакого выноса производства в Китай, никакой свободы торговли в духе ВТО, при протекционизме для своей индустрии.

Европа на это не пошла, решив в 1979-1982 гг. отдаться либеральному (монетаристскому, постиндустриальному) мороку. И получила то, что имеет нынче: перспективу дробления и регресса. С продолжением демографического кризиса. С наплывом мусульманских мигрантов.

СТАРЕЮЩИЕ МАЛОДЕТНЫЕ ДЕГРАДАНТЫ НЕ СОЗДАЮТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

Я не верю в то, что стареющая, опускающаяся во всех смыслах Европа породит СШЕ.

Первое – кто будет гегемоном и лидером процесса создания Соединенных Штатов Европы? Для этого нужны пассионарные нации с большой долей молодежи. Когда американцы создавали свои США (САСШ, Североамериканский Союз) в конце XVIII века, это была этнически однородная (англосаксы), молодая (с огромной рождаемостью), жадная до жизни и работы, набожная и весьма нетолерантная нация с развитым чувством собственного превосходства. Впоследствии – нация не только фермеров, но и смелых предпринимателей, инженеров и механиков.

Такими же чертами отличались русские, строившие Российскую империю и СССР. Именно огромная доля пассионарной молодежи в населении страны позволила Гитлеру предпринять попытку создания Тысячелетнего Рейха и своего варианта объединенной (под немецкой гегемонией) Европы. То же самое было и с императорскими японцами, попытавшимися создать тихоокеанскую империю – Зону Сопроцветания. У них была хорошая рождаемость в первой половине ХХ века, и орды фанатичной молодежи, готовой трудиться и сражаться с полной самоотверженностью.

А какие «соединенные штаты» могут создать европейцы: во всем изверившиеся, разноязыкие, помнящие старые вековые обиды, часто – разнокультурные? Отучившиеся работать и воевать, принимать смелые решения и нести ответственность, холоднокровные, превратившие педерастию в подобие новой религии, деиндустриализованные? С угасающими наукой и образованием? Простите, но нации с нарастающей долей пенсионеров и падающим процентом молодежи объективно теряют энергию и способность что-либо сделать. Образно говоря, в доме престарелых, совмещенном с наркопритоном и клубом для геев, лихого спецназа ну никак не создать! Стареющая Европа сейчас окончательно впадает в маразм, и именно потому бросается в подобие неофеодальной раздробленности, в стадию распада наций, сформировавшихся в Новое время. А от нее до гибели инфраструктуры – всего полтора шага. Про науку вообще молчу.

Если мы учтем, что корпорации в рамках неолиберальной модели по определению не могут финансировать прорывные проекты типа Атомного и вкладывать деньги на десятки лет вперед (над ними висят квартальные отчеты по прибылям), то получаем картину застоя и мелкотемья. Айфоновщины. Растраты гениальных мозгов впустую. Ну кто за три года создаст прорыв, сравнимый с теми, что были в первой половине ХХ века?

«Но все же это Англия. Унылая погода. Безразличное отношение к ученым. Трудно поверить, что страна, ставшая колыбелью стольких научных открытий, не испытывает никакого энтузиазма по отношению к научным исследованиям…»

Это Питер Джеймс. Книга «Убийственное совершенство». О британских реалиях после 2008 года. Больше нет некогда славной европейской науки, способной предложить некие общие проекты для сотворения Новой Цивилизации.

Даже если Германия в ходе возможного Великого Раздробления устоит и все-таки станет еврогегемоном, то это – ненадолго. Она сама стремительно стареет и утрачивает статус нации инженеров, ученых и механиков. Да и воевать нынешние немцы не желают. Триумф получится весьма недолгим. Зато целые куски Европы впадут в нищету. Подчас в такую же, как в книге Сиснероса. Да, процесс растянется на годы, но ведь это – не спасение. Мир унаследуют китайцы и мусульмане. Хотелось бы, чтобы и русские – тоже. (Но для этого нам понадобится вспомнить опыт Сталина и Гитлера разом).

Не будет никаких СШЕ, господа! Ибо на регрессе прогресса не строят.

Мой прогноз остается прежним: выход Каталонии (а то и не только ее) из Испании – почти гарантированный дефолт сей несчастной страны. Намного более тяжелый, чем греческий. Предопределяющий шторм внутри ЕС. В свою очередь, это потянет за собою «цепную реакцию» других сепаратизмов и социально-экономических катастроф. После них евро перестанет существовать, Германия вернется к марке и начнется совершенно новая история.

Максим Калашников


«Соединенных Штатов Европы не будет!» сохранить:


   
    Опубликовать в своем блоге livejournal.com



«Соединенных Штатов Европы не будет!» ещё по теме:



«Соединенных Штатов Европы не будет!» комментарии :




оставить комментарий:

 
 
Мы в соцсетях
Руководство

Сажи
Умалатова
, председатель Российской политической Партии
Мира и Единства

Иван
Шашвиашвили
, заместитель председателя Российской политической Партии
Мира и Единства

Николай
Василихин
, заместитель председателя Российской политической Партии
Мира и Единства

Данный сайт не является СМИ